К списку экспедиций

Поклон-2009

Первая международная

В 2009 году экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы» перешагнула границы бывшего СССР и продолжила работу у берегов Болгарии в интернациональном составе: в команду вошли не только российские, но и болгарские дайверы.

При планировании экспедиции помогло наше давнее сотрудничество с журналом «Предельная глубина», благодаря которому мы познакомились с Росеном Желязковым и Михаилом Заимовым, вместе с Владимиром Явашевым и Матеем Матеевым составляющими команду Black Sea Technical Diving (BSTD). Пожалуй, это самая профессиональная дайв-команда в Болгарии, которая постоянно ведет поисковую работу. Именно они в 2008 году обнаружили на дне корпус лодки типа «Ленинец», провели его первоначальный осмотр и пригласили нас для совместной экспедиции и обследования.

Международный статус экспедиции и залегание лодок в закрытом для дайверов районе потребовали большой организационной работы. Огромную помощь оказал Премьер-министр Болгарии Сергей Станишев, который поддержал наше обращение и разрешил открыть район для погружений нашей экспедиции. Но была и вторая сторона медали – российская. Здесь, безусловно, большую поддержку оказал Председатель комитета Госдумы по делам ветеранов, генерал армии Николай Ковалев. Идея идентификации Л-24 была поддержана и на уровне Правительства России, Министерства иностранных дел и посольства России в Болгарии, командования ВМФ России. Таким образом, все официальные бумаги и разрешения были получены. Многочисленные консультации с водолазной службой флота, историком ВМФ Константином Стрельбицким, ветеранами-подводниками помогли составить предварительный план и очертить места поиска номеров и прочих отличительных особенностей лодки еще до поездки.

Российско-болгарская подводная экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы» смогла точно установить, что лежащая на 59-метровой глубине подводная лодка — это Л-24 «Ленинец», погибшая в декабре 1942 года у болгарского мыса Шабла. Только спустя 64 года после окончания войны у нас появилась возможность посетить место гибели этой подлодки. Сегодня можно с уверенностью сказать, что мы были первыми россиянами, которые спустились на Л-24.

Лодка лежит на глубине 59,5 метра на ровном киле, все люки задраены, орудия раскреплены по-походному. Нам удалось после расчистки носового 100-мм орудия прочитать его маркировку: «Б-24 06-9» и найти номера приборов наведения, провести сплошную фото- и видеосъемку объекта, расчистить несколько люков и контейнеры компасов. По левому борту под носовым 100-мм орудием в районе 3-го отсека была обнаружена пробоина. Согласно схеме лодки Л-24 в этом отсеке располагались каюта командира, кают-компания, рубка радиста. Под палубой находился отсек с аккумуляторными батареями, так называемая аккумуляторная яма. Затем удалось открыть люк боевой рубки и провести работы по подготовке проникновения внутрь лодки для поиска бортжурнала.

В заключительной части экспедиции состоялась торжественная церемония отдания почестей погибшему экипажу. Официальная часть прошла на причале города Каварна в присутствии представителей посольства, аппарата военного атташе, консульской службы России в республике Болгария. Болгарскую сторону представляли мэр города Шабла Красимир Крыстев и представитель аппарата Премьер-министра Болгарии. В торжественной обстановке на борт катеров были переданы венки от имени Российской Федерации и правительства Болгарии. После этого катера ушли на место гибели подлодки. В это погружение на леерах Л-24 была закреплена памятная мемориальная доска с поименным перечислением 57 членов экипажа погибшей подлодки. Теперь эта место является братской могилой. По международным законам, да и по этическим нормам, доступ на нее посторонних без соответствующих разрешений российских властей закрыт. После установки таблички на корпусе на поверхности моря в точке гибели лодки, в соответствии с морскими традициями, на воду легли венки от правительств двух стран.

В июне, было принято решение прекратить работы на лодке и подождать, пока внутренние помещения очистятся от соляра и видимость позволит работать дальше, поскольку главная наша задача – проникновение в лодку и поиск каких-либо судовых бумаг – так и не была выполнена.

Второй этап экспедиции стартовал 3 июля. Были произведены многократные погружения на борт Л-24. Удалось обнаружить и идентифицировать номера бортового орудия. Также дайверы смогли открыть люк в центральный пост. Приспособление, которым вскрыли люк боевой рубки, за одну ночь изобрёл и изготовил Росен Желязков – руководитель болгарской команды BSTD. После того, как люк был открыт, на поверхность всплыл аварийный буй, который должен был использоваться командой для выхода из затопленного корпуса лодки, с глубины. Как он оказался у крышки люка – до сих пор остается загадкой. После возвращения экспедиции Константин Богданов, Юрий Шалимов в присутствии генерала армии Николая Ковалева и Представителя штаба ВМФ передали буй на реставрацию и хранение в Центральный музей Вооруженных сил.

Открытие люка боевого отсека субмарины позволило провести детальную съёмку внутри. Внутрь опустили видеокамеру, которая показала страшную картину разрушения и следы большого пожара. Собранные данные позволили восстановить картину гибели подлодки «Ленинец», и это явилось главным итогом экспедиции. Подрыв на подводной мине произошёл в районе третьего отсека с левой стороны лодки. Взрыв вызвал пожар, в том числе и в боевой рубке субмарины. Очевидно, что и командир корабля, который был на боевом посту, и основное командование лодки погибли.

Планы:
В годы Второй мировой войны у берегов Болгарии погибли пять советских подводных лодок — Щ-204, Щ-210, Щ-211, Л-24 и С-34. Только две из них — Щ-204 (в 1988 году) и Щ-211 (в 2003 году) были обследованы российскими и болгарскими военными водолазами. Сегодня известны места гибели еще двух лодок — Л-24 и Щ-210. Место гибели С-34 до сих пор точно не установлено.

Работа российско-болгарской международной подводно-поисковой экспедиции «Поклон кораблям великой Победы» получила широкое освещение в средствах массовой информации и на каналах центрального телевидения России и Болгарии. На ТВ вышло более 15 сюжетов и около 100 материалов в печатных СМИ, лентах информационных агентств и сайтах в сети Интернет.

Можно с уверенностью сказать, что совместная экспедиция дайверов Российской подводной Федерации и болгарской команды BSTD не только решила поставленные задачи по идентификации лодки, но и перекинула своеобразный «мост памяти» о войне между народами наших стран.

В планах — обследовать Щ-210 (экипаж 40 человек) и обнаружить место гибели лодки С-34. В свой последний поход в район мыса Эмине С-34 вышла 8 ноября 1941 года. На базу она не вернулась. 14.11.1941 года в 33 км южнее болгарского города Сазополя море вынесло тела двух советских моряков в гидрокостюмах и приборах. На борту С-34 в последний поход вышло 48 членов экипажа.

Памятуя о приближающейся 65-й годовщине Великой победы, Российская Подводная Федерация вышла в Правительство Болгарии и Правительство Российской Федерации с инициативой установить в мае 2010 года на мысе Шабла (Болгария) памятника пяти экипажам советских подводных лодок, погибших у берегов Болгарии в годы Великой отечественной войны. Между тем муниципалитет города Шабла, мэр которого Красимир Крастев также совершил погружение на Л-24, выразил готовность выделить землю под установку мемориала в память погибших в годы войны советских подводников. И это не пустые слова — на одноименном мысе уже стоит памятник советским летчикам.

Утром 7 мая экспедиция по увековечению памяти экипажа ПЛ П-1 «Правда» возвратилась в Кронштадт.

От первого лица:
Поскольку мы уже представляли, что нас ждет внизу – каждое погружение было расписано по задачам: открыть люк, спуститься в боевую рубку, открыть нижний люк, сделать видеосъемку внутреннего помещения рубки, сделать внутреннюю съемку командного отсека и после этого зайти в сам отсек. В этот раз количество участников позволило нам вполне обойтись одной лодкой и работать более компактно, хотя Л-24 тоже не торопилась открыть нам свои секреты. То ходовой конец отцепится, то течение поверхностное такое, что после прыжка с лодки не всегда с первого раза и на буй попадешь, а на всплытии приходится держаться изо всех сил, чтобы не потерять на ходовой конец.

В итоге весь план работ был выполнен. Были найдены номерные приборы на орудии и самое главное – машинный телеграф, где стрелки навсегда замерли в положении последнего маневра лодки. Учитывая положение ручек телеграфа, положение рулей лодки и после консультаций со специалистами-подводниками и историками подводного флота, можем предположительно восстановить картину гибели лодки. Напомню, что лодка Л-24 погибла от взрыва подводной мины в районе третьего отсека с левой стороны лодки, в котором помимо кают-компании, каюты командира и радиорубки располагается и аккумуляторная яма.

Анализируя все собранные данные, можно утверждать, что лодка шла в подводном положении, возможно готовясь выйти на перископную глубину. Вероятно, в этот момент лодка и зацепилась за минреп. Что в тот момент чувствовали подводники, средний возраст которых, был 20-22 года?

В момент взрыва лодка находилась в движении, машинный телеграф зафиксирован в положении: левый двигатель – «стоп», правый — «малый вперед», положение рулей — разнонаправленное. Вероятно, командир корабля капитан третьего ранга Георгий Апостолов пытался совершать манёвр обхода минного заграждения. Прогремел взрыв, от которого воспламенился скопившийся в отсеке водород и вызвал второй объемный взрыв и пожар, в том числе, и в боевой рубке субмарины.

Мы открыли люки командного отсека, опустили внутрь видеокамеру и увидели страшную картину разрушения и следы большого пожара, который практически уничтожил все, что находилось на командном посту, в том числе документы, которые мы очень рассчитывали поднять. Нет сомнений, что все подводники, находившиеся на командном посту, погибли мгновенно.

Из открытых источников:
На подводных лодках типа «Л» пришлось искать средства борьбы со скоплением водорода в отсеках. Электрические аккумуляторы во время работы выделяют водород, который, смешиваясь с воздухом в отсеках лодки, образует взрывчатую смесь. Примесь в воздухе 4% и более водорода является гремучей смесью: достаточно появления случайной искры (например, при замыкании рубильника), чтобы гремучая смесь взорвалась, вызывая разрушения и пожары.

Подробная съёмка внутри лодки показала, что огонь был настолько силён, что оплавились даже металлические выступающие части рубки, которые когда-то были рукоятками и вентилями управления подводной лодкой. Очевидно, что и судовые документы, которые хранятся здесь же, в боевом отсеке, погибли в огне. Поскольку шансов найди документы не было, а крышка нижнего люка, деформированная взрывом и пожаром, открывалась с большим трудом, было принято решение в отсек лодки не заходить. Алексей Важинский лишь спустился внутрь боевой рубки и сделал, считаю, уникальную видеосъемку. После чего мы задраили люки и убрали с борта подводной лодки все использовавшееся при погружениях оборудование. На корпусе подлодки остались только памятный венок и табличка с именами 57 погибших советских моряков. Аварийный буй лодки занял место в Государственном музее вооружённых сил РФ. Экспедиция по обследованию и идентификации минного заградителя Л-24 официально завершена. Это место объявлено воинским захоронением, любые виды деятельности в районе гибели лодки, включая подводные работы, запрещены.

Л-24

Минный заградитель «Л-24» считается самой крупной потерей подводного флота СССР на Черном море.

Подводная лодка Л-24 была заложена 20.01.1938 года на заводе №198 в Николаеве. 17.12.1940 года лодка была спущена на воду.

Из-за конструктивных недостатков боевое применение лодки было исключено, поэтому «Правда» использовалась в качестве учебного корабля при подготовке моряков-подводников.

22 июня 1941 года Л-24 стояла в Николаеве у достроечной стенки судостроительного завода. Ее готовность составляла 75%. В середине августа 1941 года, когда немецкие войска подошли к Николаеву, лодка под командованием капитан-лейтенанта Андрея Антоновича Косенко вынуждена была прорываться из города. На Л-24 отсутствовала аккумуляторная батарея, некоторые вспомогательные механизмы и устройства; она не могла погружаться. На выходе из города лодку обстреляла артиллерия противника, а затем она попала в сильный шторм. Через заклепочные отверстия съемных листов проникла вода, нарушившая работу ряда механизмов.

В пути Л-24 отразила атаку вражеского самолета, но все-таки пробилась в Севастополь. 7 ноября 1941 года лодка направилась в Поти, где производилась ее достройка. 9 февраля 1942 года командиром Л-24 был назначен капитан 3 ранга Апостолов Георгий Петрович. 6 мая 1942 года Л-24 вошла в боевой состав Черноморского флота. Она сразу же включилась в боевую работу, совершив четыре транспортных рейса в осажденный Севастополь, доставив туда 236,3 т боеприпасов, 97,5 т продовольствия и 82 т бензина, эвакуировав на Кавказ 26 человек. Прорыв вражеской блокады давался Л-24 нелегко: только в период 26-29 июня 1942 года противник сбросил на лодку около 300 глубинных бомб.

2 июля 1942 года Л-24 , находясь в Новороссийске, попала под авианалет. 64 Юнкерса 88 в сопровождении полутора десятка истребителей сбросили на стоящие в гавани корабли около 170 авиабомб. За каких-то четверть часа погибли лидер «Ташкент», эсминец «Бдительный», санитарный транспорт «Украина» и несколько малых судов. Многие корабли получили повреждения. Не избежала их и Л-24. Лодка встала в ремонт, который продлился до конца сентября.

1 октября 1942 года Л-24 снова вышла в море. Поставив 4 октября 20 мин у Ялты, лодка двинулась в назначенный район к Босфору, куда прибыла 6 октября. На следующий день Л-24 обнаружила конвой противника и атаковала тремя торпедами танкер из его состава. Корабли охранения сбросили на Л-24 7 глубинных бомб, от которых субмарина успешно уклонилась. В результате атаки торпедой с лодки был поврежден танкер Арка , который был вынужден вернуться к Босфору. Л-24 осталась на позиции, но больше никого не встретила и 11 ноября 1942 года вернулась на базу.

15 ноября Л-24 вновь вышла в море с целью минной постановки юго-восточнее мыса Калиакрия. Успешно выполнив задачу (19 ноября выставлено 20 мин четырьмя банками по 5 мин), Л-24 23 ноября 1942 года благополучно завершила боевой поход.

Следующий выход в море стал для Л-24 и 57 членов ее экипажа последним. 12 декабря 1942 года лодка взяла курс в море. И навсегда исчезла. О том, как именно погибла подлодка и какие задачи выполняла, ранее практически ничего не было известно. О задачах высказываются две версии. По мнению многих историков, она ставила минные заграждения. Другие полагают, что лодка должна была забросить в фашистский тыл разведывательные или диверсионные группы.